b8e5d7cd     

Санин Владимир - За Тех, Кто В Дрейфе !



Владимир Санин
За тех, кто в дрейфе!
ОТ АВТОРА
Сознавая правомерность такого выбора, автор в то же бремя оказывается
перед необходимостью дать читателю некоторые пояснения.
Три повести цикла - "В ловушке", "Трудно отпускает Антарктида" и "За тех,
кто в дрейфе!" (изд-во "Советский писатель", М., 1978) связаны между собой
общими действующими лицами и логически продолжают одна другую: действие первых
двух повестей развертывается в Антарктиде, действие заключительной - в
Арктике, на дрейфующей станции "Северный полюс": ко времени дрейфа на Льдине
многое меняется в судьбе моих персонажей. Следовательно, немало событий и
нюансов, важных для понимания их характеров, остается вне поля зрения читателя
"Роман-газеты.
Отсюда и необходимость авторского предисловия.
Однако, прежде чем коротко рассказать о содержании первых двух повестей
цикла, воспользуюсь случаем и поделюсь некоторыми соображениями о людях,
осваивающих полярные широты, о людях, которых почти никто не знает, кроме
друзей и товарищей по работе.
Вот Василий Сидоров, начальник станции Восток и многих зимовок, в том
числе дрейфующих станций "Северный полюс". Не счесть, сколько раз рисковал он
своей жизнью, сколько испытал. Именно с ним и его товарищами произошел случай,
который лег в основу повести " В ловушке".
Или Владислав Гербович, начальник антарктических экспедиций, человек
огромного мужества и несгибаемой воли. Повесть "Трудно отпускает Антарктида" -
о нем.
Или Алексей Федорович Трешников, "доктор наук в унтах и полушубке", как мы
его называли, вся жизнь которого - цепь подвигов. Сколько раз он рисковал
жизнью, сколько раз выручал друзей! А несколько лет назад Трешников, ныне
член-корреспондент Академии наук СССР, блестяще осуществил операцию по
спасению из ледового плена дизель-электрохода "Обь".
Или другой мой товарищ, Владимир Панов, бывший начальник дрейфующей
станции "Северный полюс-15". Года через два после дрейфа, когда я уходил в
Антарктиду, Панов пришел на причал проводить меня и друзей, и я увидел, что в
свои сорок лет он почти совершенно поседел. И вот почему. Из-за обледенения
погибает много рыболовных судов происходит так называемый "оверкиль" - судно
неожиданно опрокидывается вверх килем и неизбежно гибнет вместе с экипажем.
Так вот, Панов решил заняться проблемой, обледенения и вместе с товарищами -
Николаем Буяновым, Александром Тюриным, Александром Шараповым и другими
научными работниками на небольшом суденышке вышел в море - на обледенение,
чтобы понять, где она, критическая точка, за которой неизбежен оверкиль.
Представьте себе ту картину, и вы поймете, что это - подвиг разведчика, подвиг
летчика-испытателя. Ведь в любой момент судно могло опрокинуться! Кстати
говоря, был момент, когда судно легло на борт и "задумалось" - быть или не
быть? Не только один Панов поседел в минуту, когда судну грозил оверкиль. Но
зато выводы и рекомендации экспедиции, может, окажутся бесценными для рыбаков,
ведущих промысел в холодных морях.
А полярники Илья Романов, Юрий Константинов, Николай Корнилов, Иван
Петров, Николай Тябин, полярные летчики Виктор Перов, Михаил Завьялов, Михаил
Каминский, Матвей Козлов и многие другие?
Илья Романов, начальник дрейфующих станций. "Северный полюс", много лет
был руководителем группы "прыгунов" - людей, совершавших первичные посадки на
дрейфующие льды Арктики. Садится самолет на лед, а какой этот лед толщины и
крепости - неизвестно, и в каждой такой посадке - огромный риск, и нужно
особое муж



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий