b8e5d7cd     

Санин Владимир - Зов Полярных Широт 3



ВЛАДИМИР САНИН
ЗА ТЕХ, КТО В ДРЕЙФЕ!
ЗОВ ПОЛЯРНЫХ ШИРОТ – 3
ОТ АВТОРА
Из цикла повестей «Зов полярных широт» редакция «Романгазеты» выбрала для публикации заключительную – «За тех, кто в дрейфе!».
Сознавая правомерность такого выбора, автор в то же бремя оказывается перед необходимостью дать читателю некоторые пояснения.
Три повести цикла – «В ловушке», «Трудно отпускает Антарктида» и «За тех, кто в дрейфе!» (издво «Советский писатель», М., 1978) связаны между собой общими действующими лицами и логически продолжают одна другую: действие первых двух повестей развертывается в Антарктиде, действие заключительной – в Арктике, на дрейфующей станции «Северный полюс»: ко времени дрейфа на Льдине многое меняется в судьбе моих персонажей. Следовательно, немало событий и нюансов, важных для понимания их характеров, остается вне поля зрения читателя «Романгазеты.
Отсюда и необходимость авторского предисловия.
Однако, прежде чем коротко рассказать о содержании первых двух повестей цикла, воспользуюсь случаем и поделюсь некоторыми соображениями о людях, осваивающих полярные широты, о людях, которых почти никто не знает, кроме друзей и товарищей по работе.
Вот Василий Сидоров, начальник станции Восток и многих зимовок, в том числе дрейфующих станций «Северный полюс». Не счесть, сколько раз рисковал он своей жизнью, сколько испытал. Именно с ним и его товарищами произошел случай, который лег в основу повести « В ловушке».
Или Владислав Гербович, начальник антарктических экспедиций, человек огромного мужества и несгибаемой воли. Повесть «Трудно отпускает Антарктида» – о нем.
Или Алексей Федорович Трешников, «доктор наук в унтах и полушубке», как мы его называли, вся жизнь которого – цепь подвигов. Сколько раз он рисковал жизнью, сколько раз выручал друзей! А несколько лет назад Трешников, ныне членкорреспондент Академии наук СССР, блестяще осуществил операцию по спасению из ледового плена дизельэлектрохода «Обь».
Или другой мой товарищ, Владимир Панов, бывший начальник дрейфующей станции «Северный полюс15». Года через два после дрейфа, когда я уходил в Антарктиду, Панов пришел на причал проводить меня и друзей, и я увидел, что в свои сорок лет он почти совершенно поседел.

И вот почему. Изза обледенения погибает много рыболовных судов происходит так называемый «оверкиль» – судно неожиданно опрокидывается вверх килем и неизбежно гибнет вместе с экипажем.

Так вот, Панов решил заняться проблемой, обледенения и вместе с товарищами – Николаем Буяновым, Александром Тюриным, Александром Шараповым и другими научными работниками на небольшом суденышке вышел в море – на обледенение, чтобы понять, где она, критическая точка, за которой неизбежен оверкиль. Представьте себе ту картину, и вы поймете, что это – подвиг разведчика, подвиг летчикаиспытателя.

Ведь в любой момент судно могло опрокинуться! Кстати говоря, был момент, когда судно легло на борт и «задумалось» – быть или не быть? Не только один Панов поседел в минуту, когда судну грозил оверкиль.

Но зато выводы и рекомендации экспедиции, может, окажутся бесценными для рыбаков, ведущих промысел в холодных морях.
А полярники Илья Романов, Юрий Константинов, Николай Корнилов, Иван Петров, Николай Тябин, полярные летчики Виктор Перов, Михаил Завьялов, Михаил Каминский, Матвей Козлов и многие другие?
Илья Романов, начальник дрейфующих станций. «Северный полюс», много лет был руководителем группы «прыгунов» – людей, совершавших первичные посадки на дрейфующие льды Арктики. Садится самолет на лед



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий