b8e5d7cd     

Свержин Владимир - Нии Экспериментальной Истории 9



ВЛАДИМИР СВЕРЖИН
СЕЯТЕЛЬ БУРЬ
(ИНСТИТУТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ИСТОРИИ – 9)
Перед вами – очередное дело «лихой парочки» из Института Экспериментальной Истории – отчаянного Вальдара Камдила и его закадычного друга по прозвищу Лис. Дело о Наполеоне Бонапарте, карьера которого пошла НЕСКОЛЬКО НЕОЖИДАННЫМ путем!
Наполеон – ГЕНЕРАЛ РОССИЙСКОЙ АРМИИ?!
Наполеон – СПАСИТЕЛЬ Павла I от рук заговорщиков?!
Россия, влекомая воинским гением великого корсиканца, начинает вести по отношению к Европе НАСТУПАТЕЛЬНУЮ ПОЛИТИКУ.
В воздухе пахнет БОЛЬШОЙ ВОЙНОЙ, и Вальдару с Лисом предстоит ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ не дать разразиться БУРЕ.
И это – так, общие черты задания.
А каковы же будут ПОДРОБНОСТИ и НЮАНСЫ?!
Сеющий ветер пожнет смертоносную бурю.
Что станет жатвой твоей, сеятель бурь?
Шарль Нодье
ПРОЛОГ
... Что вы называете старыми друзьями, друг мой?
Одни из них слишком старые, другие еще не совсем друзья.
Бернард Шоу
Количество дорогих твидовых пиджаков на квадратную милю аккуратно подстриженной лужайки наводило на мысль, что в Англии по-прежнему нет проблем с выращиванием тонкорунных овец, а стало быть, наш высокочтимый лорд-канцлер может преспокойно восседать на мешке шерсти, открывая заседания Парламента. Темная строгая клетка, делавшая костюмы утонченно-элегантными, сегодня была призвана стереть все различия, ибо в этот ясный весенний день не было ни служащего «Форин-офис» [Министерство иностранных дел Британии.], ни директора банка, ни лорда-мэра, ни камергера двора – были мы, единые и сплоченные выпускники Итонского колледжа одного уже незапамятного года. «Гаудеамус игитур, ювенус цум сумус» [«Возрадуемся, пока мы молоды» – студенческий гимн.] рокотало под сводами зала, помнящего еще прапрадедов нынешних запевал. Сегодня, как много лет назад, каждый из нас, сбросив дома или в кабинете свой официальный имидж, мог вновь ощутить себя частицей старинного мужского братства под названием Итонский колледж.
О, эта великая кузница государственных кадров, из горнила которой явился миру цвет британского общества! О, этот тайный клуб, в котором поколение за поколением вынашивались планы глобального переустройства мира и закладывались краеугольные глыбы будущих головокружительных карьер! .. Так думал я, один из многих, примчавшихся сегодня на зов сигнальной трубы к воротам любимой школы. Думал, с невольной тоской оглядывая пиршественный стол и раскрасневшиеся от выпитого лица тех, кого в последнее время мог видеть лишь на страницах «Тайме» и «Кроникл».
В своих парадных мундирах мы с закадычным другом Джозефом Расселом, XXIII герцогом Бедфордским, смотрелись черными воронами в клетчатой великосветской толпе. Честно говоря, за годы, прошедшие с момента выпуска, это был первый случай моего появления в Итоне.

Но когда нынче утром Зеф Рассел ввалился в мою холостяцкую каморку, оглашая ее криком: «Какого черта?! Сегодня юбилей!», что-то ностальгическое кольнуло в сердце, впуская туда полузабытые юношеские воспоминания...
И вот теперь я имел полную возможность расплачиваться за неуместный душевный порыв. За все прошедшие годы я, пожалуй, не вытерпел стольких похлопываний по плечу и снисходительных взглядов на мои капитанские погоны. «Оу, – точно говорил каждый подходящий вплотную однокашник, – неужели ты все еще капитан? Ну ничего, брат, всякое бывает. Зайди ко мне на следующей неделе – я созвонюсь, с кем надо...»
– Оу, Уолтер, старина! Сколько лет! Ты все еще капитан? Ну ничего, бывает! – Мэнис Стрикленд, некогда кудрявый юноша, ныне имеющий лоб, перетекающий



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий