b8e5d7cd     

Светов Феликс - Легенда О Великом Старце



Феликс Григорьевич Светов (Фридлянд)
(1927-2002)
ЛЕГЕНДА О ВЕЛИКОМ СТАРЦЕ
Рассказ
Они уселись в маленьком зальце - полуподвале. Новиков никогда здесь не
был. Пока шли по улице, ныряли в переулки, он не смотрел на дорогу...
- Тут, - сказал Слава и толкнул дверь.
Новиков задрал было голову прочитать вывеску, но не успел: "Птица" или
"Синяя птица" - кафе, одним словом.
Слава взял карточку, повертел и поднял на Новикова глаза:
- Знаете, Сережа... У меня родилась идея. Мы не знаем друг друга,
встретились, можно считать, случайно. Пообедаем - разойдемся, увидимся ли
еще?.. А разговор у нас, чувствую, пойдет о самом главном... Пить будете?
Я-то совсем не пью.
Подошел официант, сонный, безразличный.
- Вы нам вот что... - сказал Слава. - Пожалуйста, две ухи и чаю с
вареньем.
- Чего? - открыл глаза официант.
- Вишневого, пожалуйста. А нет, тогда повидла или чего-нибудь в этом
роде.
- Коньяк, - сказал Новиков. - Если вы не пьете, мне двести грамм.
- Всё? - спросил официант.
- Всё, - сказал Слава. - Не догадались?.. Эх, вы. Ну, я потом объясню.
Прошлый раз мне хотелось вас раззадорить. Такое, знаете, детское чувство,
как комплекс неполноценности: нас, только что пришедших в церковь, все
считают как бы людьми второго сорта - обязательно норовят уличить в
незнании, в излишней экзальтации, она тоже почему-то раздражает. От этого
протест - а чего, мол, стоят ваши знания и укорененность, одна косность и
неподвижность!
Тут Новиков впервые пожалел, что согласился пойти с ним: как же он
позабыл, кто такой этот Слава! Вот и станет час, два, пока они будут
хлебать уху - да откуда здесь уха! - нести всю эту детскую околесицу...
- Я вижу, вы уже сердитесь? - смотрел на него влажноватыми глазами
Слава. - Конечно, интеллигентский лепет... Но согласитесь, о чем же еще,
так вот случайно встретясь, разговаривать?
Подошел официант с подносом. Поставил графинчик с коньяком, бутылку
воды, салат, нарезанную колбасу, сыр.
- Не по программе, - буркнул Слава. - А где уха?
Официант не посмотрел на него: забрал поднос и ушел.
- Попробуйте выполнить программу, - нахмурился Слава. - Ладно, не в
Европе.
- А что за программа? - полюбопытствовал Новиков.
- Хорошо, я вам открою карты... Вы прошлый раз заметили, что какой,
мол, я философ, не знаете, а легкомыслие углядели. В чем оно вам увиделось?
Что я открытыми глазами, без косности и предвзятости могу глядеть на то, на
что вы, именно в силу косности и предвзятости, и глядеть не хотите?
- Так точно, - сказал Новиков, - как раз в этом и углядел.
- Об этом я и хочу с вами разговаривать.
- Здесь? - искренне испугался Новиков.
- Сто лет назад, - начал Слава, - в похожем месте, в городе
Скотопригоньевске, встретились два человека. Они, правда, были братья и
помоложе - старшему двадцать три года. Ну, тогда не так развивались, это у
нас до тридцати лет все замерзшие, а кое-кто и до сорока дотягивает. И
заказали они - те братья, если помните, уху и чаю с вареньем. Вишневым,
между прочим.
- Вот оно что! Так не о том ли мы с вами будем разговаривать - что вы
этого мира не принимаете? Простите, мне на самом деле не интересно.
- "Како веруеши?.." - это должно быть вам важным? Не про Господа Бога,
не пугайтесь - есть Он или Его нет, не о том, как оправдать человеческую
мерзость. Не с вами говорить, что Он есть, а мерзость вы превосходно
оправдываете. Или объясняете. Во всяком случае, "мир принимаете", "билет"
не собираетесь возвращать. Или, может быть, "бунт"?
- Не может быть бунт



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий